Рядом со мной на диване сидит модель Эрин Уоссон. Она с воодушевлением рассказывает о своей линии бижутерии, а я любуюсь хищным профилем американки и несколькими татуировками, которые не скрывает одежда: три пустых кружочка на мочке уха, вигвам на левом запястье; летящие стрелы на правом… «Вообще, у меня их двадцать две, — замечает она мое любопытство. — Я люблю символизм и чернила, но не выставляю рисунки на всеобщее обозрение». Эрин не первая модель, украсившая свое стройное тело знаками. Ласточки на пояснице Кейт Мосс кисти экспрессиониста Люсьена Фрейда расправили свои крылья в начале 90-х, ознаменовав новую эру в истории тату, свободную от стереотипов. Именно в это время рисунки на коже врываются в мир высокой моды. Платья из коллекции Tattoo Жан-Поля Готье с имитацией нательной живописи обтягивают фигуры манекенщиц и показывают, что, во-первых, это красиво. Во-вторых, это больше не вызов обществу, не протест, не криминальный маркер и не печать позора падших женщин. Татуировка меняет плохую репутацию на сексуальность, а демоническую составляющую — на арт. Селебрити с гордостью демонстрируют свежие рисунки. Например, у Анджелины Джоли набито 18 крестов п стрел. Аналогичные, только в количестве 60 штук, были обнаружены археологами на теле мумифицированного Отзи — охотника времен неолита. Будто и не было между этими двумя представителями человеческой расы пропасти в 6000 лет!

Татуировка прошла долгий путь от наколки, лишенной индивидуальности, до целого направления современного искусства», — описывает эволюцию Слава Кононов, татуировщик Kingdom Tatoo, одной из первых тематических студий, отказавшейся от потока клиентов в пользу авторских работ. Он соглашается, что сегодня приходить в тату-салон с готовым рисунком — моветон. «Какой смысл просить художника скопировать картину другого художника? Мы живем в век информации. В Интернете море ресурсов, где представлены портфолио мастеров с фотографиями и эскизами. Можно выбрать стиль, который вам нравится. Мои клиенты приходят в студию с идеей, а я уже занимаюсь ее реализацией: рисую, как вижу и чувствую». Стилей нанесения чернил сегодня масса: old school, new school, этно, гравюра, кибер, дотворк, реализм… Однако все эти разделения весьма условны.

Отношение к татуировке действительно изменилось, но боль осталась прежней. Порог чувствительности у каждого человека свой, и на крайний случай существует анестезия, но никто из адептов тату к ней не прибегает. «В боли есть свой шарм, — с блеском в глазах говорит моя коллега Виктория, у которой на ноге красуется целое полотно с цветами и птицами и по паре каллиграфических надписей на обоих запястьях. — Это часть ритуала, которую нужно прочувствовать. На разных частях тела боль разная, что меня очень привлекает». Самые восприимчивые зоны — это шея, подъемы стоп, ребра, внутренняя часть рук, пальцы, ладони. Хотя это все цветочки по сравнению с тем, что пришлось испытать Рианне, набившей татуировку по традиционному методу племени маори «та мокко», в ходе которого используется деревянный молоток и острый наконечник для внедрения пигментов. Я уже молчу про санитарные нормы, которые в этом деле первостепенны.

«Сделать татуировку — это не просто нарисовать картину на холсте, — предупреждает Тин-Тин, президент Сообщества татуировщиков Франции. — У полотна нет боли, микробов, и дырки в нем не проделывают. Работая с телом, профессионал должен соблюдать меры предосторожности». Благо в современной тату-индустрии почти весь инструментарий одноразовый. Иглы и дозаторы в машинке, куда наливается краска, стерильны и распечатываются на ваших глазах. Рабочее место, кушетка, все, к чему прикасаются руки татуировщика, заворачивают в пищевую пленку и по окончании сеанса отправляют в мусор. «Работать на дому стерильно и правильно невозможно, — считает Слава Кононов. — Ты там живешь, ешь, спишь, Бог знает чем занимаешься. В студии же, как в цеху, можно контролировать чистоту. Ведь татуировка приравнивается к мини-операции». Беспечное отношение к процессу чревато осложнениями. Это не переводная картинка, а открытая рана, за которой впоследствии нужно ухаживать строго по инструкции, прописанной мастером.

В мире, который характеризуется моральным износом супружеских, семейных и карьерных отношений, все зыбко. Единственным стабильным объектом остается наше тело. При помощи тела мы вольны говорить все что угодно. Главное, чтобы высказывания были непустые. Неважно, большая татуировка или маленькая, выполненная белыми чернилами, черными или теми, что светятся в темноте — она остается с нами на всю жизнь. Временных тату не существует, это миф, выдуманный курортными рисовальщиками для туристов. Если же ошибка молодости мешает жить и вы твердо решили стереть ненавистный символ, то можно попробовать лазер PicoSure. Его короткие импульсы буквально взрывают чернила, превращая их в пыль. Процедура очень болезненная, длительная (минимум 10 сеансов) и дорогая (от 100 евро за одно посещение). Стопроцентных гарантий никто не дает, особенно если рисунок был выполнен желтым, оранжевым или фиолетовым цветом — самыми стойкими к удалению. Память кожи гораздо надежнее, чем нам кажется, поэтому стоит придерживаться правила «семь раз отмерь, один — набей».

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Последние публикации