Зародышевое дыханиеОсобый вклад в развитие цигун в этот период внес алхимик Вэй Боян — автор трактата «Чжоу и цань тун ци». В своей книге он, объединив существовавшие до него учения, впервые употребил понятие «взвращение пилюли», или, как ее стали называть впоследствии, «внутренней пилюли», он первым применил опыт «искусства внешней пилюли» для «выплавления внутренней пилюли». Его книга является одним из первых теоретических изложений основ внутренней алхимии, оказавшим большое влияние на ее последующее развитие. Относительно самого понятия «внутренняя пилюля» у древних имелись самые разные представления.

В эпоху Тан считалось, что суть этого понятия заключалась в «зародышевом дыхании» и «ведении и привлечении ци». В эпоху Сун полагали, что главным содержанием теории о «внутренней пилюле» является «взаимосвязь сердца и почек, перемещение семенной ци, сохранение духа и задержка дыхания, удаление старого и накопление нового».

Люди путем специфических методов укрепления здоровья «взращивают и закаляют» свои «семя, ци и дух», в результате чего в организме происходят значительные изменения, приводящие к возникновению внутри человека некоего чудодейственного средства, по своим функциям напоминающего то, к чему стремились древние алхимики.

Это средство способствует укреплению здоровья, лечению болезней, позволяет продлевать жизнь и повышать умственные способности.

Труды Вэй Бояна довольно трудны для понимания, так как его рассуждения насыщены терминологией «искусства внешней пилюли». Однако при тщательном их изучении можно обнаружить много ценного, и, безусловно, они сыграли большую роль в последующем развитии цигун, и в частности «искусства внутренней пилюли».

В этот период основной установкой даосизма становится принцип «следовать небу и земле, Инь и Ян», о котором говорится в первом каноническом даосском документе «Тайпин цзин».

Многие разделы этого документа представляют собой стройное изложение некоторых теоретических положений и методов цигун. В книге говорится: «Небо, земля и человек объединены изначальной ци. Каждое же из трех имеет самостоятельную основу»; «[Существует] ци неба, ци земли, ци человека.

Ци наполнено и все сущее»; «Если человек обладает ци, значит, он обладает духом; если у человека есть дух, значит, у него есть ци; если человека покидает дух, то иссякает и ци; отсутствие ци означает отсутствие духа; следовательно, отсутствие духа — смерть, отсутствие ци — тоже смерть».

В каноне выдвигается тезис о неразрывном единстве «духа» и «мысли», «ци» и «дыхания» и их тесной связи с жизнедеятельностью. Кроме того, в нем упоминается целый ряд методов и приемов, таких как «внутреннее созерцание», «сохранение тепла», «овладение дыханием», «сосредоточение», описываются световые эффекты, ощущения телесного блаженства после погружения в состояние «высшего покоя» во время занятий цигун.

Все это свидетельствует о том, что развитие цигун в тот период достигло достаточно высокого уровня.

Трактат «Лао Цзы чжанцзюй», подписанный псевдонимом Хэ Шангун и являющийся комментариями к «Дао дэ цзин», древнему памятнику даосизма, фактически является трудом по вопросам цигун, содержащим богатый материал. Вот ряд выдержек из этой книги.

«Когда занимающийся вдыхает и выдыхает семенную ци, его слух отключен»; «Нос и рот — это ворота, через которые поступает изначальная ци земли и неба. Дыхание через рот и нос должно быть долгим и тонким, как будто оно есть и как будто его нет»; «Дао неба и дао человека едины, небо и человек взаимопроникают, так же семя и ци»; «Ци для человека — корень, семя — ствол.

Если корень у дерева неглубок — оно не устоит, если ствол слаб — оно упадет. Надо глубоко хранить ци, удерживать семя, избегать их утечки».

В трактатах эпохи династии Цзинь (220-439 гг.) «Яншэн лунь» («О сохранении здоровья») и «Да нань яншэн лунь» («Ответы на трудные вопросы о сохранении здоровья») описаны различные методы продления жизни, включая «пестование покоя», «сбережение оного», «ведение и привлечение ци». Вот одна из выдержек: «Продление жизни требует ведения, взращивания, получения и управления.

Пустота избавляет от печалей и болезней, абсолютная тишина избавляет от мыслей.

Сосредоточься только на изначальном, бережно его взращивай, всегда относись к нему рационально, совмещай с дыханием». Чжан Чжань, живший в эпоху Цзинь, в трактате «Яншэн яоц-зи» («О главном в сохранении здоровья») выдвинул десять основных принципов: «не растрачивать дух», «любить ци», «взращивать тело», «заниматься ведением и привлечением [ци]», «речь», «питье и пища», «жилище», «отказ от мирского», «лекарства», «запреты».

Первые четыре принципа составляют основное содержание древнего цигун. В это же время жил и медик Гэ Хун, также проповедовавший волшебное «ведение и привлечение [ци]». В своих трудах он зафиксировал разнообразные методы оздоровления и продления жизни.

Особая его заслуга состоит в дальнейшей конкретизации вопросов, связанных с «выплавлением внутренней пилюли» («золотой пилюли»), на которые в свое время пытался ответить Вэй Боян. В трудах Гэ Хуна можно найти много полезных практических советов: «Даоинь выполняется с опущенной и поднятой головой, выпрямившись и согнувшись, в движении и лежа, стоя на ногах и опираясь на что-либо, во время быстрой и медленной ходьбы, когда громко говоришь и молчишь.

Не обязательно выполнять даоинь каждое утро, занимайся, когда почувствуешь недомогание»; «Когда занимаешься даоинь, в членах слышен звук.

Когда «привлекаешь» много [ци] — звук сильный, когда мало — слабый.

Это звук медленно движущейся ци». Гэ Хун осветил ряд вопросов практики цигун, а именно: выбор позы, роль «ведения и привлечения ци», значение задержки дыхания.

Он ввел ряд терминов, например «дракон ведет», «тигр привлекает», «медведь проходит», «черепаха глотает», «ласточка летит», «змея изгибается», «птица вытягивает шею», «заяц пугается» и т. д. Учение о трех даньтянь и название «золотая пилюля» тоже встречаются в трудах Гэ Хуна. Можно сказать, что Гэ Хун обобщил все познания в области цигун, существовавшие до периода Цзинь.

Еще одним памятником даосского учения о «внутренней пилюле» периодов Вэй и Цзинь является трактат «Хуантин цзин» («Трактат о желтых палатах»), в котором обобщен опыт в области сохранения здоровья, накопленный предыдущими поколениями, и выдвинуты новые идеи, за что он был назван «прекрасным каноном долголетия».

Трактат состоит из двух частей: «Трактат о внутренних картинах желтых палат» и «Трактат о внешних картинах желтых палат». В первом из них говорится: «Желтый — цвет центра.

Палаты — середина четырех сторон. Внешнее — в небе, в людях, в земле.

Внутреннее — в мозгу, в сердце, в селезенке.

Вот что такое «желтая палата». Картина означает образ.

Внешние образы — солнце, луна, звезды, облака, день, заря. Внутренние образы — кровь, мягкие ткани, мышцы, кости, внутренние органы».

В трактате подробно изложена теория о «пяти твердых и шести полых» органах, о трех центрах даньтянь. Согласно трактату, верхний даньтянь (верхняя «желтая палата») расположен в мозгу, средний даньтянь (средняя «желтая палата») — в сердце, нижний даньтянь (нижняя «желтая палата») — в селезенке.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Последние публикации